Free TON: нужен ли проект Telegram и Павлу Дурову? — Александр Филатов на ForkLog

Free TON: нужен ли проект Telegram и Павлу Дурову? — Александр Филатов на ForkLog

В криптомире нет TON от Telegram, но есть Free TON, запущенный сообществом Free TON Community. Что представляет собой проект и нужно ли было «воскрешать» дело Дурова? Какие шансы на успех у проекта, созданного одними разработчиками и реализуемого другими? Есть ли жизнь для какого бы то ни было TON без Telegram? Наконец, может ли команда Павла Дурова использовать результаты своего труда?

Все эти вопросы медиа FofkLog задаёт известному технологическому предпринимателю, сооснователю TON Labs Александру Филатову.


Max Bit: Александр, почему ты занялся Free TON и как ты к этому пришёл?

Александр Филатов: Я руководил крупными компаниями на протяжении всей моей жизни и инвестировал в небольшие стартапы. В 2015 году я пришёл к тому, что хочу полностью уйти в IT-бизнес. В это время я прошёл обучение в Америке. Затем мы с партнёрами начали создавать фонд, в котором блокчейн был фаворит.

Затем я познакомился с проектом TON и сразу понял потенциал, потому что архитектура сразу была рассчитана на массовое использование, а она всегда была большой проблемой в блокчейн-проектах. Кроме того, я нисколько не сомневался в гении команды доктора Николая и Павла Дуровых и в том, что они способны создать качественный IT-продукт. И поэтому у меня появилась идея создать компанию TON Labs, которую мы с партнёрами создали в начале 2018 года. Эта компания дополнила бы то, что создавала команда Telegram. Они разрабатывали сам блокчейн TON — представим его как микропроцессор, а мы решили написать к нему операционную систему (TON OS).

Хочу здесь отметить небольшой нюанс по количеству написанного кода: у TON получился код в 500 000 строк, а у нас 2 500 000, то есть разница в 5 раз.

Затем вышел запрет на запуск TON от американского регулятора. На тот момент мы активно помогали Telegram в дебагинге TON, писали параллельно вторую имплементацию ноды (они писали на C++, а мы на Rust), активно помогали с написанием документации и поэтому очень хорошо знали TON. Не долго думая мы решили, что, чтобы эстафетная палочка не упала на землю после проигрыша в суде американскому регулятору объединиться с комьюнити топовых валидаторов из Proof-of-Stake блокчен-проектов. И совместно запустили Free TON (естественно, без участия Telegram) 7 мая 2020 года. Вот запись того как это было в прямом эфире на канале ForkLog:

Max Bit: Ты сказал, что получил какое-то образование в Америке. Это было образование в сфере построения проектов или это техническое образование, связанное с программированием?

Александр Филатов: Это образование на тему экспоненциальных технологий, в том числе блокчейн, но без глубокого погружения в техническую часть и о венчурном инвестировании. То есть, сам я не программирую, хотя я так же окончил физ.-мат. факультет. В проекте я занимаюсь в основном построением сообществ, развитием глобального комьюнити и партнёрствами.

Max Bit: Работа над TON велась очень завуалированно. И Telegram не был готов освещать свою деятельность и коммуницировать в отношении этого. Но как у вас получилось с ними наладить сотрудничество? И можешь ли ты что-нибудь рассказать о том как работа команды Telegram выглядит изнутри? Николай сам писал код TON?

Александр Филатов: Я никогда не сидел за одним столом с Николаем, поэтому не могу за него что-то говорить. Но Telegram всегда славился небольшой, но высококвалифицированной командой программистов. Николай — чемпион мира по программированию. Хочу тоже отметить, что в TON Labs 5 финалистов и два чемпиона мира.

Получить внимание Telegram не просто, но когда ты приходишь с предложением «Давайте мы напишем операционную систему поверх вашего блокчейна и нам от вас вообще ничего не нужно, ни денег, ни помощи — мы сами со всем этим разберёмся», то я думаю, что это из серии предложений, от которых невозможно отказаться.

Max Bit: Вы пришли к ним с пониманием того, как вы будете это монетизировать или как?

Александр Филатов: Да, в самом начале мы очень хотели просто поддержать амбициозный технологический проект необходимым дополнением. То есть, между разработчиками и пользователями должна быть, как мы её называем, операционная система — это набор инструментарием, которые помогут разработчикам разрабатывать на блокчейне легче, быстрее и на знакомых им языках, используя компиляторы или какие-либо байнинги, а пользователям общаться с блокчейном так, как они привыкли общаться с обычными приложениями из App Store или Google Play, не думая даже о том, что под капотом там есть блокчейн.

Поэтому нам довольно быстро получилось найти общий язык с командой Telegram. Также мы показали, что быстро можем собирать команду, так как у нас талантливый CTO (технический директор) и под него мы собрали команду за два месяца в размере 50-ти человек, причём очень профессиональную. И эта команда почти не изменилась за всё это время.

Max Bit: Ваша команда русскоязычная или межнациональная?

Александр Филатов: В основном это русскоязычный состав, ввиду того, что цена сотрудников из России несопоставимая в сравнении с другими странами. Но это также представители и других стран: Украина, вся Прибалтика, Белоруссия, Болгария, Турция.

Max Bit: Как ты считаешь, какую цель преследовал Павел Дуров, разрабатывая TON? Ведь американский регулятор обвинил Telegram в том, что заявленная цель была не такой, какая была заложена в white paper TON.

Александр Филатов: Я не смогу говорить за Павла или Николая, но исходя из нашего общения с ними, их цели была абсолютно миссионерские — это те ценности, что и проповедует сам Telegram — свобода слова и обмена ценностями.

TON и Telegram должны были стать одним целым. Сейчас мы объединили открытый код TON c TON OS, то есть, это единый вертикальный стэк, органично дополняющий друг друга. А выпавшую базу пользователей Telegram мы восполняем базами партнерских проектов из экосистемы Telegram. Один из партнёров, например, позволяет нам исполнить возможности p2p транзакций внутри мессенджера. А вне экосистемы Telegram мы привлекаем партнеров с живыми юзкейсами и активными пользователями, а мы интегрируем Free TON как бэкенд, если нужно и монету TON Crystal как средство обмена или инструмент программы лояльности.

Max Bit: Будет ли реализовано во Free TON единое децентрализованное хранилище данных, о котором заявлял Дуров в white paper TON?

Александр Филатов: Да, это называлось TON Storage. Это есть в роуд мэп комьюнити. Это очень сложный юзкейс. То есть, ни Failcoin, ни Sia, ни Storage, при всём моём уважении к ним, не смогли побороть сложную экономику децентрализованного хранения.

Поэтому Telegram, скорее всего, было бы это проще, учитывая, что у них имеется огромная инфраструктура data-центров для обслуживания Telegram.

И я уверен, что такое хранилище появится во Free TON. Во Free TON сейчас более 420 валидаторов, которые разбросаны по миру и мы даже не знаем многих из них и кто эти люди.

Max Bit: Децентрализованное хранилище данных — это важнейшая идея, особенно после того, как мы увидели как легко можно заблокировать аккаунт в Twitter, на примере Дональда Трампа. После этого Трамп стал активно использовать Telegram и США пообещало его заблокировать на уровне серверов. А Павел Дуров своим движением хотел разрушить эту монополию разрушить. И если это не воплощается, то всё остальное у нас и так есть.

Александр Филатов: Я видел карту распределения валидаторов по хостингам и на ней можно увидеть, что сеть нельзя разрушить. Это не возможно, так как нет провайдера, у которого хостится много нод. Даже если все американские провайдеры захотят остановить Free TON, то они не смогут этого сделать. Пусть они смогут остановить 100 нод из 430, но их еще нужно найти.

В этом-то и основная идея подлинной децентрализации, которой как мы считаем уже достиг Free TON — такая сеть становится децентрализованным интернетом, который нельзя выключить.

Max Bit: Сейчас, как я понимаю, работа валидаторов (хоть они и распределены по миру) никак не связана с передачей данных от пользователей, и они только лишь отвечают за транзакции с монетами.

Александр Филатов:

  • Нам достался отличный задел от TON в качестве масштабируемой системы на большое количество транзакций пользователей.
  • TON Labs написало TON OS с 2 500 000 кода.
  • Комьюнити разработчиков сейчас пишет бриджи между Free TON и другими блокчейнами, эксплореры и др.

Мы считаем, что 2020 год стал прорывным, так как впервые блокчейн стал конкурировать с централизованным IT. Исходя из таких параметров как скорость, производительность и задержка, к таким блокчейнам мы относим Free TON, Solana и Near.

Интернет в 1994 году был очень децентрализован. Сейчас он монополизирован несколькими крупными всем известными компаниями. Одна из фишек, которая поможет конкурировать с централизованным IT как раз в отсутствии возможности получить персональные данные пользователей. Это реализовано во Free TON на идеологическом уровне. Весь код Free TON open source и это часть условий получения токенов, как вознаграждения за вклад в развитие сети. И это даёт возможность посмотреть любому человеку посмотреть что происходит с персональными данными.

К примеру, флагманский бифронтэнд-эксплорер — TON Surf, через который происходит сейчас большее количество транзакций сети, — принципиально не собирает никакие личные данные.

Max Bit: Сейчас не одной части проекта TON Storage от Telegram мы не видим на Githab. Есть ли сейчас команда, которая могла бы взяться за реализацию этого?

Александр Филатов:

1) Потерян magic (чудо) личности Павла Дурова и Telegram. И у нас есть ответ на это — децентрализованный Governance, когда core-разработчик не занимает агрессивно-активную роль в принятии всех решений и раздачи грантов, а занимает скромную технологическую роль, а дальше комьюнити само себя отстраивает. Ближайшая аналогия этого — это Wikipedia. Но в ней всего лишь одна плоскость — комьюнити само выкладывает верифицированную информацию. А у нас, можно сказать, Wikipedia в кубе: комьюнити должно самоорганизовываться по всем направлениям (DeFi, Developer experience, DevOps и т. д.), само выбирало жюри, само придумывало конкурсы, само их судило, выгоняло нечестных членов, само развивалось так как считает нужным.

Это самый масштабный эксперимент децентрализованного Governance, который мне известен. И это наша модель. В центре, находятся так называемые Sub-governance — это дочерние DAOs, самоорганизованные по теме. Они могут быть географическими (сейчас их уже 5: Южная Корея, Китай, Мексика, Франция, Африка) и функциональные (их сейчас 12: Main Governance, Wiki, DeFi, SMM, eSports, DevEx, Analitics & Support, ComVoice, Influencers, GlobCom, DevOps, Web & Desing). Это специализированные сообщества, которые самоорганизовываются по интересам, сами разрабатывают свою дорожную карту, защищают её перед сообществом на форуме, получают в случае успеха токены для реализации планов, а затем автономно управляют своей работой, внутри рабочей группы.

Эта система раскатывается как снежный ком и всё больше масштабируется на страны мира и новые функции.

2) Потеряна база Telegram. Эта проблема решается привлечением партнерств из экосистемы Telegram. К примеру, партнёром Free TON стал крупнейший бот в Telegram, это Combot. С его помощью можно пересылать друг другу токены внутри сообщества в чатах как лично кому-то, так и сразу большому количеству участников чата. А так же можно купить подписку на функции бота за монеты сети Free TON, TON Crystal.

Другой партнёр Free TON — AdGram, крупнейшая в Telegram платформа, соединяющая каналы и рекламодателей. TON Crystal там применяется как монета оплаты услуг.

Так же мы привлекаем партнёров вне экосистемы Telegram с живыми юзкейсами и активными пользователями, а мы интегрируем Free TON как бэкенд, если нужно и монету TON Crystal как средство обмена или инструмент программы лояльности.

И в данный момент у сети 22 партнёрства.

Мы публично объявили нашу амбициозную задачу на первые 5 лет — собрать 1 000 000 000 пользователей.

Max Bit: Ты назвал две вещи, которые ушли. От Telegram ничего не осталось, но есть проект, который идёт рядом и он основан на программном коде команды Telegram. Я правильно понимаю?

Александр Филатов: В целом, да.

Max Bit: То есть, если придёт SEC и задаст вопрос о продолжении деятельности, Павел Дуров смело заявит, что это  другие ребята, никоим образом с нами не связанные. Так?

Александр Филатов: Собственно именно это и заявил Павел в мае 2020 года. И SEC не может прийти и это сказать. Поясню: опенсорс — это открытый код, который может запустить кто угодно. Есть, например китайский форк, с моей точки зрения слегка мутноватый, без активного комьюнити.

Max Bit: Сколько вообще существует форков TON? Free TON — это один из вариантов, верно?

Александр Филатов: Форк может быть лишь чего-то, что уже было запущено. TON никогда не был запущен майннет. Поэтому форк  — технически неверная формулировка. Мы (комьюнити) подобрали опенсорсный код и доделали его. Мне известны 3 проекта, которые также подобрали этот код и запустили его. Все они в рамках тестнета и за этими тремя не стоит большое число разработчиков, поэтому они не ушли дальше, чем запуск в тестнета. Free TON же децентрализовался и 22 декабря объявил достаточную централизацию слеш-майннет.

Max Bit: Саш, ты в некотором смысле лицо Free TON. Сколько таких лиц и как понять — кто настоящий, а кто нет?

Александр Филатов: Я всего — лишь сооснователь TON Labs, скорее всего именно поэтому меня воспринимают, как активное лицо, хотя я всячески стараюсь принижать свою роль и она действительно очень мала. Сейчас всё больше разработческих команд. И с каждым днём лиц становится всё больше, например, вот эти 17 Sub-governances или DAOs, в каждом из которых имеется минимум 10 активистов. В сравнении с любым протоколом, где есть команда, которая лидирует, этот проект становится децентрализованным. Зайдя на форум можно прочувствовать атмосферу! Обсуждения ведутся очень активно; ощущение, что форум — это живой организм.

Max Bit: В связи с увеличением числа людей, идущих в проект, с целью не допустить нарушения баланса «понимание — стратегия — помощь»,  как  считаешь, необходим ли Манифест, подобный тому, что выпускал Дуров?

Александр Филатов: Отличный вопрос, Макс!

Я не напрасно использовал слово  «эксперимент” и это действительно крупнейший эксперимент в истории децентрализованного Governance. Но сейчас, если заглянуть на форум, то роль TON Labs с точки зрения коммуникации в комьюнити уже меньше 1%.

В отношении Манифеста комьюнити пишет уже обновлённый white paper и праймер, который собираемся выпустить в середине февраля.

Баланс между централизацией и децентрализацией — это очень сложная штука. Месяца три назад стало понятным, что все возникающие партнёрства и Sub-governances нужно как минимум оценивать с точки зрения их вклада в экосистему. Появился Analitics & Support, который проверяет является ли партнёр действительно таковым, как он заявляет о себе. Анализируем Sub-governances на предмет эффективности: сколько пришло пользователей, сколько добавлено в код. Поступали предложения создать во Free TON полицию, суд; комьюнити раскритиковали данные предложения, не желая создавать бюрократического монстра.

Max Bit: Можно предположить, что если не будет структурной иерархии, возникающий хаос может просто всё утопить. Или ты думаешь иначе?

Александр Филатов: Будем объективны. Мы в проекте 8 месяцев. Безусловно, есть некоторые шероховатости, но всё же у проекта есть хребет и костяк. Есть 23 изначальных члена, которые голосуют по отчуждению токенов Sub-governances или по каким — либо глобальным партнерствам. И в каждом Sub-governances есть initial members  — учредители,  их обычно от 10 до 20. При чём сейчас посыл такой, чтобы состав их был ещё более международным, чтобы они могли самоорганизовываться, выбирать жюри, голосовать в рамках конкурса и способных что-либо поменять.

Недавно случился прецедент: два члена  жюри были исключены за предвзятое отношении при голосовании. Решение об исключении приняли как раз-таки initial members.

Методы контроля довольно мягкие, но мы считаем это единственная возможность эту историю расспространять на мир. Какая — бы великая компания ни стояла бы за проектом, это либо займёт колоссальное количество времени, чтобы построить экосистему, либо она будет непривлекательна для людей, которые предпочитают децентрализованное управление.

Max Bit: Павел открыл, что существует либертарианство в том или ином виде. С точки зрения социальных наук, куда идёте вы? В сторону демократии, либертарианства или управляемого хаоса?

Александр Филатов:  Мы логичные продолжатели идеологии  Telegram. Заметьте, Telegram не идёт в конкуренцию со своим комьюнити. К примеру, Telegram не делает сам ботов — этим занимается комьюнити на площадке BotFather. Далее, Павел в идеологии монетизации делает это довольно элегантно, оставляя большую степень свободы. Мы эту идеологию подхватили. К примеру, когда TON Labs что — либо делает, старается делать это инфраструктурно, а не конкурировало с комьюнити.

Многие крупные игроки экосистемы делаю крупный вклад в  опенсорсное ядро, чтобы ”снежный ком” покатился быстрее и  возникало ещё больше ”снега” в виде команд-разработчиков.

Max Bit: Саш, чего хочешь ты? Чтобы Telegram поглотил всю историю, связанную с Free TON или же он станет отдельной платформой, примененимой в различных соцсетях, мессенджерах, в различных видах Интернета, я бы сказал?

Александр Филатов: Несмотря на мою глубокую любовь к Telegram  и симпатию к его двум основателям, мне бы хотелось, чтобы Free TON стал более широкой системой. Если бы Telegram счёл возможным в какой-то момент стать партнером и интегрировать свой кошелёк, я был бы безусловно этому рад, тут не нужно лукавить. Повторюсь, хотелось бы больше партнеров, их сейчас уже 22, чтобы эта платформа была с более широким покрытием аудитории для конкуренции с централизованным IT.

Max Bit: Вчера Павел сказал, что знает как провести монетизацию. В связи с этим теряется актуальность всех известных на данный момент ”монеток”, то есть это становится никому не нужным, по сути. В любой момент, как только Павел сочтёт возможным, он выпустит свою монету вместо нынешнего взаимодействия через PR. Какое твоё видение ситуации?

Александр Филатов: Я довольно много выражаюсь публично и говорю открыто: я из числа людей, которых очень раздражает сбор и хранение моих персональных данных с целью использования для таргетированной рекламы.

Тот же Apple, который берёт с разработчиков 30 %  от выручки в App Store. И все крупные IT компании склонны объюзить своё монопольное положение уже на уровне ДНК. Данное поведение вынуждает к челленджу. И чем больше будет у нас партнёров с юзкейсами — игры, образование, медтех — это те, кого я сейчас вижу на подходе, тем больше будет этот челлендж.

Max Bit: Известно, что стоит за токеном Павла Дурова. У большинства компаний со времён IСО за токенами — воздух. Всем известно, что стоит за долларом, за евро, даже понятно уже многим что стоит за биткоином. И это всё понятно. Вы создали реально быстрый транзакционный инструмент. Расскажи, что стоит за  вашей монетой — TON Crystal?

Александр Филатов: Мы единственный крупный протокол, который не делал никакого ICO и никакого токен-сейла. Ни один TON Crystal не был продан и не будет продан. Продажи всегда привлекают спекулятивную аудиторию — это не секрет. Главный юзкейс — «купить дешевле, продать дороже». У нас глубоко заложен в идеологию один важный элемент: «не продавать людям токены, а они должны их заработать за вклад в экосистему». Ближайшая аналогия — Wikipedia — создать контент, и получить вознаграждение в виде токена. За эти 8 месяцев прошло более 100 конкорсов. Они были очень разнообразны по степени сложности — от глубоко технических и заканчивая открытками на новый год. Идея такова: человек будет более склонен к трепетному отношению к токену и экосистеме в целом, если он ему достался с трудом.

Max Bit: Есть очевидная разница между созданием стикера и написанием двух с половиной тысяч строчек кода. Так как всё же формируется цена?

Александр Филатов: Комьюнити само определяет справедливое отчуждение токенов за вклад в рамках конкурса или партнерского предложения. Это всегда обсуждается очень активно.

Если говорить о цене, то так как монет пока ещё очень мало на рынке она очень волатильна. Наша монета размещена уже на нескольких биржах. Но интересный факт: TON Labs не занимается листингами, а комьюнити это делает само или биржи иногда сами листят наш токен. Вот известные мне биржи с нашим токеном:

Вся идея убрать из этой истории спекулятивное ощущение. То есть, на TON Crystal нет никаких пампов и нет маркет-мейкеров. Рост токена происходит органически с развитием экосистемы.

Лично я стараюсь фокусировать свои усилия на чистом добавлении новой ценности: на заключении новых партнёрств и расширении на новые страны. Например, мы работали с китайским комьюнити и сейчас уже появился китайский Sub-governance. Сейчас мы вплотную занимаемя Японией.

Max Bit: Хорошо. Ты вносишь вклад в экосистему. Ты получаешь за это токены?

Как отдельный человек я не делаю вклад в экосистему. Я это делаю как сотрудник компании TON Labs. А компания уже как разработчик Free TON получает 5% награды от общей эмисии.

Кстати, символично то, что у Сатоши Накамото тоже 5% всей эмиссии Bitcoin.

Max Bit: А почему вы не отсыпали часть награды команде Telegram?

Они не просили. Это было бы не корректно в рамках отношений с SEC. И они бы не пошли на это. Да у них и так всё хорошо — уже 550 000 000 пользователей.

Max Bit: Есть ли ограничения по эмиссии на монеты или она бесконечная как у Tether?

Мы оставили нетронутой модель Telegram. Выпущено 5 000 000 000 токенов. И есть инфляция в 0,5% на это. То есть, ровно то, что Николай Дуров заложил мы и оставили.

Кроме того, комьюнити постоянно добавляет какой-то функционал. Как я и упоминал ранее, например это:

  • Combot с командами, позволяющими отправлять монеты друг другу в чате.
  • AdGram, расширяющий возможности рекламы в Telegram, делая оплату монетами TON Crystal дешевле, чем фиатом.
  • Игровая бот-платформа World of Dogs, который реализовал возможность оплаты TON Crystal.

Интеграция с API Telegram будет продолжаться и мы будем обогащать экосистемы друг друга.

Max Bit: Рост цены токена является ли для тебя и комьюнити победой проекта?

Александр Филатов: Размер и качество экосистемы, его адобшен. Должны появиться игры, финтех, образование, медицина. То есть, максимальное количесство юзкейсов максимально практичных для простых людей, а не крипто-фанатов. Кроме того, мы хотим откусить значительный кусок у мультитриллионного централизованного IT и вернуть децентрализованный интернет.

Max Bit: Раньше было такое время, когда ты находил что-то хорошее, то ты этим пользовался долго, потому что остальное все было плохое. Например, появился русский поисковик Aport, а параллельно был Rambler. И все стали пользоваться Aport, потому что он давал лучший результат, на нем было интересней. У нас не было выбора. Не боишься ли ты монополизации децентрализованных проектов?

Александр Филатов: Риск монополизации децентрализованных платформ на порядок ниже. Во-первых их будет несколько. Например, я выделяю из серьёзных проектов, нового поколения серии 2.0: Polkadot, Solana, Near. Это набор серьезных проектов, за которыми состоят сильные разработчики и разные комьюнити. И по своей идеалогии, это всё в, большинстве своем, опенсорстное. Это уже хорошо для начала децентрализации.

Плюс, всё это ориентировао на максимальный рост комьюнити, количество разработчиков и детализацию принятия решений. У нас во Free TON это доведено до очень серьезной степени. TON Labs ничего не навязывает, т.е. у нас всё транспорантно, не может ни одного предложения быть принято в тихую о каком-то гранте или партнерстве. Всё 100% должно быть выложено на форум и комьюнити должно иметь возможность комментировать. Когда критическая масса позитива перевешивает, это идет в голосование на уровне глобального Governance. Тоже самое происходит и с Sub-governance. Какие-то перекосы есть, потому что тяжело придумать более децентрализованное управление, притом, чтобы оно еще и работало.

Max Bit: Меня лично пугает, когда, например, в Telegram забиваешь Free TON и там 600 тысяч различных чатиков есть, и ты не можешь определить где реальность, где не реальность. Где тебя пытаются скамануть, где предлагают установить кошелёк, и ты не понимаешь устанавливаешь их кошелёк, и вообще тот ли это кошелек, который тебе нужен или сейчас с телефона сольют всю контактную книгу. Нет ли у тебя ощущение, что мы вообще не готовы к этому?

Александр Филатов: Я сейчас не вижу разницы с такой же проблемой в AppStore. Там 1 000 000 приложений, которые никак не проверяются. Или Google Play — там ещё больше. И можно найти много плохого, и много хорошего. И здесь есть тоже какой-то скам. Это к сожалению фактор интернета, то есть в нём много всего и нужно найти своё. В этом плане децентрализованная экосистема Free TON ничем не отличается. Безусловно, будут какие-то фейки, скамы. Они просто не будут поддержаны сообществом и не получат успеха.

Max Bit: Как быть если ты не можешь контролировать свое реноме? Как ты следишь за тем, чтобы от твоего имени что-то не скаманулось? И как отлечить пользователям интернета где скам, а где не скам? Мы готовы к этому?

Александр Филатов: Если бы до возникновения Wikipedia кто-то бы сказал, что весь мир будет писать статьи для какого-то проекта бесплатно, то многие бы усомнились, чтодля этого будет достаточный мотив у людей. Совершенных бизнес моделей нет. Это эксперимент. У такой модели есть свои издержки. Нет никаких гарантий, что мы не скатимся в какой то хаос.

Но 8 месяцев работы показывают, что основной «хребет» работает в виде initial members маштабируется, каскадируясь в Sub-governances. Но, конечно, есть и какие-то перекосы и элементы анархии, скандалы и конфликты. Это нормально, та как это издержки Governance-модели.

1) У нас только за последний месяц присоединился китайский, французкий и африканский Sub-governance и на подходе еще парочку. И это все живые субстанции, т. е. это не просто какой-то фейк. Там живые люди, активисты, которые за вознаграждения тонами делают что-то для экосистемы. Это была главная задача запустить весь процесс, причем без потери контроля.

2) Партнеры идут. 22 партнера и постепенно все более и более крупные. И по мере большей ликвидности монеты TON на рынке, подключений новых бирж и возможности реализовать большего количества токенов в случае потребности, эти партнерства будут все крупнее и крупнее, потому что модель простая и очень рабочая. Ты нам юзкейс и пользователей → мы тебе монеты → ты их задеплоил в рамках программы лояльности или продал. Лучше конечно, задеплоить в рамках программы лояльности.

И дальше будет элемент кроссейлов и обмена пользовательских данных и чем больше будет живых юзкейсов внутри Free TON, тем больше их будет приходить. То есть, классическая экспонента.

Цена TON Crystal меня в этом плане волнует в последнюю очередь, потому что это будет просто следствие качества и глубины этой экосистемы. Если она будет активно использоваться во всех механиках внутри транзакций, внутри юзкейсов, то будет стоить очень и очень дорого.

Max Bit: Как показала практика, чем дороже токен, тем меньше его приобретают.

Александр Филатов: Токены Free TON нельзя купить на первичном рынке протокола. Их можно получить бесплатно, участвуя в конкурсах или стать партнером, и тоже получить их бесплатно, в обмен на интеграцию. В этом точка дифференциации, то есть кристаллы можно получить за вклад.

Max Bit: Как поучаствовать в конкурсах? Где найти информацию о них обычному человеку?

Александр Филатов: Вся информация о готовящихся конкурсах есть на форуме. Там много информации о готовящихся конкурсах. Я понимаю, что там тоже надо поискать, но те кто потратит час времени смогут неплохо разобраться, что происходит и что на подходе. Все конкурсы текущее выложены на gov.freeton.org. Там можно найти список, условия и вознаграждения за 1, 2, 3 места и т. д.

Например, 25 января начнется конкурс называется «Децентрализованной пиар», где четко описано за какую конкретно статью, в каком конкретно media в топ-200 000 Alexa ты получишь вознаграждение. Это тоже конкурс. Конкурсы постоянно повторяющиеся. Форум Free TON живая экосистема.

Max Bit: Что получили первые валидаторы? Выдали ли им какие-то награды?

Александр Филатов: Да. Конечно. Мы все вместе 23 инишиал memb, достаточно серьезно обсуждали всё то, что зашло в Governance, все решения. Была проделана большая работа. За это, за репутацию, у нас несколько топовых валидаторов мирового масштаба, очень уважаемые в других сетях, получили вознаграждения. Они заявили, что они стоят за Free TON. И конечно, это стоит денег, то есть нужно поднимать ноды, нужно оборудование, которое стоит каких то денег. Эти валидаторы получили по 5 000 000 монет каждому. Из 5 000 000 000 это небольшая цифра. Изначальных валидаторов 17 плюс ещё 6 initial members, которые чем-то помогли при запуске сети — пиаром, поддержкой какой-то, репутацией. На всех 100 000 000 токенов.

Max Bit: Они сейчас, должно быть, среди тех, кто продают токены, верно?

Хотя я не слежу за тем, кто продает, но из тех, кого я знаю, большинство ходлят. Потому что, они должно быть понимают, что архитектура сети расчитана на миллиард пользователей. Сейчас у нас около пары десятков тысяч участников сети. То есть, то, что сейчас есть — это маленький росточек того, что будет.

Мы все надеемся и верим в то, что это вырастет в нечто глабальное. И каждый день работаем. Лично я всё бросил и сосредоточил свои силы на Free TON и его большой идее, отказавшись от тысячи соблазнов. С моей точки зрения — это самая большая история по своему потенциалу, с которой я когда-либо соприкасался.

Max Bit: Когда вы приходите к инвесторам или компаниям, которым ты предлагаешь стать частью Free TON, то им не кажется русский след, идущий от русского Telegram и от TON Labs?

Александр Филатов: Если спросить Павла Дурова, то он скажет, что Telegram никакой «не русский». Это опенсорсный международный проект.

Max Bit: Павел то скажет, но проблема в том, что он год назад договорился с Россией и после этого, он может уже говорить все, что хочет. Американцы его не видят не русским. Лавров, министр иностранных дел, сказал, что: «Они хотят запретить Telegram, посмотрим как у них это получится».

Александр Филатов:  Я люблю работать фактами.

  1. Из примерно из 550 мил. пользователей Telegram, текущих, россиян, я думаю, максимум 30 миллионов. Эта цифра сопоставима с процентом ВВП России в мире, может быть чуть по больше. Понятно, что Павла здесь очень любят и боготворят и так далее, и в силу всех этих цифровых сопротивлений, которые он поднимает.
  2. TON Labs не российская компания. Разработчики в 7 странах. Мы инкорпорированны. У нас в России не просто нет юр. лица, у нас нет ни одного сотрудника нанятого российской структурой. Нет ничего в России.
  3. Несмотря на то, что доля русскоговорящих на форуме очень активная. Например, пять географических Sub-governances на удивление не российские. Никто для этого не организовался. У нас нет российского Sub-governance. Первая была Корея, потом Мексика, Франция, Китай, Африка. Это максимально международный проект. Задача максимально дистанцироваться от какой либо страны, включая Россию. Сделать его, по-настоящему, международным проектом. Это даст большую устойчивость, большую вовлеченность международного комьюнити. Если будет доминация какой-то одной стороны, то это очень плохо.

Max Bit: Саш, думаю ты помнишь эту историю с Failcoin. Поясню: основные майнинговые ресурсы находятся на территории Китая, ребята готовились 2 года и сейчас они майнят за всех, это слегка приостанавливает сеть и возникают вопросы: где их сервера Free TON? Куда уходит информация о том, что проведена транзакция от лица А к лицу В?

Александр Филатов: Я помню эту карту серверов валидаторов Free TON и надо сказать, там России то ли вообще не было, то ли 5 нод из 430 валидаторов. Причём это всё публичная информация — в виде карты мира, начиная от Северной Америки, включая Европу, Азию, Австралию и т. д.

С точки зрения валидаторов, это очень децентрализовано. Опять же, не представляю возможным для кого-то выключить Free TON. Даже если объединятся , скажем 10 правительств и 10 крупнейших IT-компаний, им не с кем вести переговоры, так как нет юр. лица, нет фонда и им не к кому идти. Таковы факты.

Вопросы от аудитории

Почему в рейтинге валидаторов DePool не видно имён компаний initial-валидаторов? Думаю, это придало бы проекту авторитет.

Александр Филатов: Прямо на сайте Free TON списки и логотипы всех 23-х initial-валидаторов.

Будут ли вопросы про фейковые голосования и расследования в Sub-governance дизайна?

Александр Филатов: Как я уже упомянул, сами участники этого SG или при поддержке расследования нашли и исключили этих членов жюри. Это случилось в последние несколько дней, и это здорово, это восхищает, потому как система показала, что она может сама себя очищать!

Что, если Павел скажет : ”Выводим компанию отовсюду, пусть она не работает в Америке, за то во всем мире работать будет, ( особенно после того, как в SEC поменялся глава ) и запускаем свою тему, которую и хотели запустить. Что в этом случае вы предлагаете делать как комьюнити, как сообщество Free TON? В каком направлении должно всё двигаться?

Александр Филатов : Здесь есть несколько развилок.
Во-первых, кто-то из комьюнити обратится к Павлу с предложением интегрироваться с Free TON. Но не знаю, какая будет его реакция или ответ на это.

Во-вторых, сам Павел может об этом подумать, т. к. с того момента, как Телеграм оставил код TON в мае, добавлено колоссальное количество кода, в том числе ещё одна Rust-нода, что делает сеть ещё более стабильной и растёт быстрее в два раза. Дописано очень много и продолжает дописываться. То есть, код очень сильно ушёл вперёд , и я думаю… Телеграм будет логично поговорить с комьюнити Free TON о какой-либо интеграции. Если Павел решит запускать сам TON, то на технологии TON будет два проекта. Они вполне могут со-существовать, и я надеюсь, что команда Телеграм в какой-то степени благодарна (как бы это странно ни звучало), что мы подобрали эту эстафетную палочку и все комьюнити, не сговариваясь, отдают дань уважения Телеграму.

Каким видится будущее в пост-криптовалютное время, какая может быть финансовая система после криптовалютной эры? Является ли Free TON конкурентом TOR и анонимности?

Александр Филатов: Я уверен, что у всех стран на горизонте 10-ти лет будет криптовалюты Центральных Банков. Первый из больших будет Китай, прям уже очень скоро, они уже тестировали это. И еврокоин будет. И следом по списку придут остальные. Далее, будет большое количество стейблкоинов, что аналог тому условно — золото?. ..Также, я очень сильно верю в токенизацию. Сейчас пошла волна NFT-токенов, токенизация всего.

Про TOR. Нет идеи анонимности, то есть, она не совсем правильная. С моей точки зрения очень плохо, когда криптовалюта используется для оборота наркотиков или терроризма. Поэтому я за то, чтобы на фиатных кейтвеях должны стоять KYS, как раз для того, чтобы бороться с темной стороной, чтобы как можно тяжелее было что-то такое финансировать.

Почему выбрали Rust? Какие обнаружили достоинства и недостатки?

Александр Филатов: Я не разработчик. Но то, что  я слышал от команды разработчиков — Rust быстрее и безопаснее, и сейчас идёт активное сосуществование двух нод — C++ и Rust, из них Rust. Из них вторая в два раза быстрее.

Возможно ли с помощью децентрализованной системы управления построить такой дизайн платформы, которая позволит избежать нарушения основных прав и свобод каждого человека?

Александр Филатов: Интересный вопрос. Я являюсь членом двух виртуальных ассоциациий, и да, я верю, что национальные границы будут размываться и люди будут самоорганизовываться по интересам, элементы этого уже видны. Особенно в таких вещах, как борьба с климатическими изменениями, например. На мой взгляд, это некий вклад в свободу перемещения ценностей. В цифровых экосистемах нет банков и всё происходит быстрее.

Я верю, что будут появляться виртуальные нации, со своими виртуальными валютами.

Какую цену токена вы планируете достичь?

Александр Филатов: Цена найдёт себя в балансе спрос — предложение. Ключевым фактором является качество экосистемы, количество юзейсов, в том числе использующих TON Crystal, как средство внутреннего платежа.

Ваше мнение по увеличению срока вестинга валидаторов?

Александр Филатов: Считаю, что должна быть принципиальная синхронизация между первоначальными членами и новыми валидаторами, что как раз и обсуждается в последнее время. Если обсуждение придёт к консенсусу, то я — за увеличение сроков вестинга.

Как стать валидатором?

Александр Филатов: Заработать за вклад или купить на вторичном рынке TON Crystal, которых хватает поднять нод. Это приблизительно 500 000 — 600 000 сейчас.

Считаете ли вы блокчейн Free TON подходящим для политических выборов? Если да, то почему?

Александр Филатов: Считаю максимально подходящим! Он по — настоящему децентрализован, публичен и опенсорсен. Рекомендую прочитать на форуме про аудит Гватемальских выборов. Кроме того, очень скоро на конкурсе мы услышим мнение комьюнити, почему блокчейн отлично подходит и Free TON, как его децентрализованная реализация.

Есть ли какие-то существующие DApps на Free TON?

Александр Филатов: Из 22 — х партнёрств в DApps превратится около 15 и некоторые из них уже на подходе. На подходе возможность оплаты мобильной связи от компании Небиус, которая охватывают от 120 до 170 стран, точно не помню. Ну и так дальше, по мере принятия новых партнеров в сеть.

Кстати, уже на выходе очень важная штука — ДеБот — это аналог бота, только децентрализованная. Эта штука просто взорвет лёгкость интеграции с фронтэндами, то есть, с браузерами, каталогами и так далее. ДеБоты — это будет мини-революция, отчасти сопоставимая с появлением смарт-контрактов в Ethereum. Эта лёгкость настолько проста, что ДеБотов будет столько же, сколько ботов в Телеграме.

Какая стоимость хранения информации на блокчейне? 

Александр Филатов: Если это вопрос о стоимости транзации, то она сейчас примерно равна $0,01. И она постоянно снижается.

Что не так с Эфиром?

Александр Филатов: Я с глубоким уважением отношусь к Эфиру, потому что это была вторая революционная волна. Биткоин дал нам блокчейн,  Эфир дал нам смарт-контракты. Там есть безусловные проблемы с управлением — он медленный и дорогой.. Но очень надеюсь, что придёт Эфир серии 2.0, и он будет сильный, крепкий, масштабируемый, это яркий сильный проект и он должен расти и развиваться.

Возможен ли стейкинг во Free TON?

Александр Филатов: Конечно.

Что же такое Free TON — очередная пирамида?

Мах Bit : Саша, позволь ответить мне. Друг мой, у тебя в наличии час и сорок минут программы, посмотрев которую, ты сам сделаешь вывод для себя: пирамида ли это.

Планируется ли DEX платформа на Free TON?

Александр Филатов: В DeFi Sub-governance идёт конкурс по архитектуре DEX на Free TON.

Нужно ли сообществу выявлять и говорить о своих этических ценностях?

Я считаю, что этические ценности нельзя терять никогда, чтобы не произошло. Это моя личная позиция.

Как могут найти себя на блокчейне творческие люди — писатели, сценаристы, художники, музыканты, например для создания мультфильмов для популяризации блокчейна?

Александр Филатов: Недавно закончился конкурс на открытки для Нового года. До этого был конкурс на висоздание видео о Free TON. Был ещё конкурс на виртуального героя для Free TON. Был конкурс на стикеры, кстати на Free TON огромное количество стикеров. Во Free TON просто бесконечное число конкурсов на креатив!

Маx Bit: Друзья, эфир подходит к концу, секция вопросов закрыта, но я рекомендую идти на форум, где вам с удовольствием сообщество ответит на любые вопросы и Саша в том числе.

Саша, а с тобой я очень хочу встретиться в конце года, чтобы увидеть и обсудить к чему пришёл и куда продвинулся Free TON.

Желаю успехов всему комьюнити, которое собралось вокруг хорошей интересной идеи и технологического вам продвижения!


Текстовую версию интервью подготовила команда MOVETON.

Больше информации о Free TON

Каталог ресурсов Экосистемы Free TON | YouTube | Twitter | Medium | Facebook | Linkedin | Reddit | Github

Узнайте больше про Everscale
Подпишитесь на наши социальные сети и будьте в курсе актуальных новостей
SUBSCRIBE ON SOCIAL
Free TON Blog
Первоисточник